6+
                                                
 МБУК "Анапская ЦБС"
      Детско-юношеская библиотека-филиал №1 имени В. И. Лихоносова
            




Меню сайта
Наш опрос
Как вы оцениваете работу отдела краеведения (ДЮБф1)
Всего ответов: 50
Яндекс.Метрика
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сердце солдатской матери

Ушли все. И даже Мизинчик

Епистинии Степановой выпало на долю проводить на лихие дороги войны всех своих сыновей. Дорога из хутора сначала шла полем, а потом сворачивала чуть в гору, и тогда человек в солдатской шинели был отчетливо виден. Так и запомнила она своих сыновей – уходящими. Домой вернулся только один. Все военные годы Епистиния жила весточками от детей. Письма с фронта приходили каждую неделю. Неграмотная женщина была вынуждена просить сноху, жену одного из братьев, снова и снова перечитывать строчки тех посланий. А однажды в дом Степановой пришел казенный конверт. Сердце екнуло. Похоронка?

«Епистиния Федоровна, сообщаю вам о том, что ваш сын Александр жив-здоров. Выносим вам благодарность за то, что вы воспитали замечательного сына-героя. Он награжден правительственной наградой – орденом Красной Звезды», – писал командир подразделения Лисицын. Шел второй год войны. Почтальоны заглядывали в хутор все реже и реже, письма становились все короче. А потом писем не стало. Каждый вечер Епистиния брала в руки икону Божьей Матери и молилась: «Пресвятая Дева Мария, спаси и сохрани мальчиков моих. Сашу, Павлушу, Илюшу, Ваню, Филю, Васю, Колю, Федю… Почему нет весточки от них? Почему молчат мои сынки? Не допусти их гибели!»

В июле 1943 года пришла похоронка – Илья. Погиб на Курской дуге. Не прошло и полгода – известие о гибели Александра. Мизинчик, так его называли в семье. Он, самый младший из Степановых, был назван в честь своего старшего брата, зверски убитого белогвардейцами в 1918 году. По всем законам даже того сурового времени Саша-Мизинчик-младший имел право остаться рядом с матерью, но ушел на фронт и уже посмертно был удостоен самого высокого звания Героя Советского Союза. При форсировании Днепра у села Селище все бойцы его подразделения погибли. Тогда он, командир, один оставшийся в живых, зажал гранату в руке и вышел навстречу гитлеровцам... Ему было двадцать лет.

И никто тогда не знал, насколько будет горька материнская судьба: почти все ее сыновья примут мученическую смерть. Под Днепропетровском сложил голову партизан-разведчик Василий Степанов. На белорусской земле могила Ивана. Пропал без вести один из защитников Брестской крепости Павел Степанов. В фашистском концлагере Фореллькруг замучен Филипп...

Но мать не сразу узнала об этом. Она ждала и никогда не надевала траурного черного платка. Верила, что дети живы, только не могут подать весточки.

Постепенно в хутор начали возвращаться солдаты. Их было немного. По приезде каждого фронтовика в хату набивалось все местное население. Женщины с надеждой в глазах спрашивали: «Моего не встречали?» Епистинья сидела в сторонке. Про кого спрашивать? Про Павлушу, Филю, Федю? А может, про Колю или Ивана с Василием?

Степанова дни и ночи проводила у калитки. Если видела человека в военной форме, бежала за ним. «Сыночек! – проносилось в ее голове. – А вдруг он не узнал хату, дома давно не был. А хата совсем покосилась, изгороди нет…» Встречала каждый эшелон с солдатами. Вглядывалась в лица фронтовиков. Иногда кричала: «Не слышали про Степановых?» Ответ всегда один: «Не видели. Не знаем. Спроси у других, мать».

Тогда она еще не знала, что с войны придет только один – Николай. На него Епистиния получила похоронку, но фронтовая почта ошиблась, и сын вернулся домой. Встречали фронтовика из госпиталя всей семьей. Мать, жена и трое детей. Сильно исхудавший, бледный, опираясь на палку, Николай появился в хуторе. И сразу к матери. Они обнялись. И долго молчали. Им было страшно и больно смотреть в глаза друг другу.

С приходом Николая мать немного ожила, появилась надежда, что остальные тоже вернутся. И Епистиния снова стала ждать. Опять не отходила от калитки, вглядываясь в лица прохожих. Ее хата находилась с краю дороги, поэтому у нее часто останавливались уставшие путники. Просили передохнуть. Женщина никому не отказывала. Каждого привечала, кормила. Надеялась, вдруг кто-нибудь принесет весточку о сыне…Она всегда приберегала яблочко, пирожок, лучший кусочек на случай, если сегодня придет кто-то из ее мальчиков.

Девять сыновей – таких разных, таких непохожих, таких дорогих. Веселые, энергичные, талантливые, все играли на разных музыкальных инструментах, писали стихи... Но на войне пригодились совсем другие качества: смелость, решительность, мужество.

Николай решил, что каждый день рядом с бабушкой должны быть внуки. Ребятни в семье Степановых было много – из всех сыновей не были женаты только Александр-Мизинчик и Павел. Внуки и дали силы жить дальше. Епистиния Федоровна умела находить общий язык с детьми, сама воспитала десятерых. Вместе сажали огород, собирали фрукты. Но в саду она не дала вырубить ни одного деревца – их сажали сыновья.

Во дворе под орехом стоял большой стол, под ним завтракали, обедали и ужинали. Часто приходили гости, соседи. Она одаривала каждого печенькой, или конфеткой: поминайте моих сыночков. А осенью 1963 года ушел из жизни последний из них – так и не сумев оправиться от ран, скончался сын Николай.

Епистиния Федоровна была неграмотной – не умела ни читать, ни писать. Но мудрости этой деревенской женщины поражались многие. Когда к ней приходили люди, чтобы пожаловаться на свое горе, она всегда говорила: «Когда тебе тяжело, ты вспомни про мою судьбу, и тебе станет легче...»

Ей самой уйти от горьких мыслей помогали письма от совершенно незнакомых людей. А дело было так. О трагической судьбе Степановой рассказал один из журналистов. Заметка разлетелась по стране. Отклики пошли сотнями, тысячами. Писали матери, солдаты, дети. Простые люди и большие военачальники. Все благодарили Епистинию Федоровну за то, что воспитала таких прекрасных сыновей. Маршал Советского Союза Гречко и генерал армии Епишев писали ей: «Девять сыновей вырастили и воспитали Вы, девять самых дорогих для Вас людей благословили на ратные подвиги во имя Советской Отчизны. Своими боевыми делами они приблизили день нашей Великой Победы над врагами, прославили свои имена. …Вас, мать солдатскую, называют воины своей матерью. Вам шлют они сыновнее тепло своих сердец, пред Вами, простой русской женщиной, преклоняют колени».

Но одно из писем особо тронуло сердце матери: «Дорогая Епистиния Федоровна, разрешите мне Ваших сыновей считать братьями, а Вас – мамой... Было у Вас девять сыновей, а теперь их станет еще больше. Владимир Лебеденко, солдат». Молодого солдата Владимира Лебеденко она пригласила к себе. Он стал десятым, названым сыном Епистинии Федоровны. И до сих пор Владимир Лебеденко роднится с семьей Степановых, ее внуками и правнуками.

Последние годы жизни она провела в Ростове, где жила ее единственная дочь Валентина. Но годы не излечили ран. И в 90 лет в волнении останавливалась Епистиния Федоровна и пристально вглядывалась в человека, которого окликали тем именем, что носил кто-то из сыновей.

Епистиния Степанова умерла 7 февраля 1969 года. Солдатскую мать похоронили в станице Днепровской Тимашевского района, где символически захоронены девять ее сыновей. Одной из первых она была награждена орденом «Мать-героиня». Приравняв ее материнский подвиг к ратному, Родина наградила Епистинию Степанову посмертно боевым орденом Отечественной войны I степени.

А в хуторе 1-е Мая, ныне Ольховском, где долгие годы жила Епистиния Степанова, сейчас мемориальное подворье. Здесь все осталось таким же, как при жизни: те же яблони, та же, в несколько обхватов, шелковица, где отдыхала она с сыновьями и внуками.

В городе Тимашевске открыт музей, который в народе называют «музеем русской матери». Здесь собрано все, что берегла мать: скрипка Василия, тетрадка со стихами Ивана, горсть земли с могилы Александра... Каждый предмет говорит о материнской любви и сыновней нежности. И, как прежде, помогает эта мудрая женщина всем приходящим к ней. Добрые печальные глаза, смотрящие с фотографий, застывшая в ожидании бронзовая фигура говорят без слов: «А ты погляди на мое горе – и тебе станет легче».

Вечная слава героям!

  • Александр Степанов (1901–1918) – расстрелян белогвардейцами в отместку за помощь Красной Армии.
  • Федор Степанов (1912–1939) – проявив героизм и мужество, погиб в боях с японцами у реки Халхин-Гол.
  • Павел Степанов (1919–1941) – погиб на фронтах Великой Отечественной войны.
  • Василий Степанов (1908–1943) – погиб на фронтах Великой Отечественной войны. Похоронен в братской могиле в селе Сурско-Михайловка на Днепропетровщине.
  • Иван Степанов (1915–1943) – погиб на фронтах Великой Отечественной войны. Похоронен в братской могиле в деревне Драчково Смолевичского района Минской области.
  • Илья Степанов (1917–1943) – погиб 14 июля 1943 года в битве на Kyрской дуге, захоронен в братской могиле в селе Афонасове Калужской области.
  • Александр Степанов (1923–1943) – погиб на фронтах Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (посмертно).
  • Филипп Степанов (1910–1945) – умер в концлагере Фореллькруг, Германия.
  • Николай Степанов (1903–1963) – вернулся с Великой Отечественной войны инвалидом, умер от ран.

 

Список использованной литературы:

  1. В граните и бронзе / сост. Н.Т. Ганенко. – Краснодар: Кн. Изд-во, 1975. – 176 с.: ил. – (Очерки о памятниках Кубани). – Текст: непосредственный.
  2. Конов В.,  Епистинья Степанова / Виктор Конов – Москва: Молодая Гвардия, 1998. – 311 с. – (Жизнь замечательных людей) – Текст: непосредственный. 
  3. Солдатские матери / сост. А.В. Жинкин. – Краснодар: Кн. Изд-во, 1985. – 240 с.: ил. – Текст: непосредственный.

Составитель: заведующий отделом по работе с детьми Бойко Е.В.


День матери-казачки

В 1774 году девятитысячный отряд татар и турок вторгся на территорию Государства Российского. Так как все строевые казаки были в походе, то основная тяжесть по обороне станицы Наурской (Чечня) легла на женщин-казачек. Помочь им могли только старики и малолетние дети.

Полторы-две сотни женщин со стариками и малолетками храбро встретили врага. Били из ружей, рубили и кололи лезущих на валы, перетаскивали с место на место несколько оставленных в станице пушек, встречая атаки картечью. По легенде, одну из атак чеченцев сметливые казачки остановили,  вылив на них с вала… горячий суп из свинины… Осада длилась 2 дня, и противник, оставив сотни умерших, ушел ни с чем. В 19 веке стал широко известен подвиг красавицы-казачки Марьяны Горбатко. В середине XIX века для связи Правобережья Кубани с берегом Черного моря была построена Адагумская оборонительная линия, в состав которой входило 20 укреплений и постов. Но знаменитым стал только один – Липкинский. Здесь несли службу 35 казаков шестого черноморского пешего гарнизона. Тридцать шестой была Марьяна. Так любила Марьяна своего мужа сотника Ефима Мироновича, что последовала за ним на опасную службу.

4 сентября 1862 года на пост напали три тысячи горцев. Казаки стояли насмерть, отбиваясь штыками и прикладами. Был убит сотник Горбатко. Это воодушевило врага. Несколько черкесов бросились к трупу, чтобы отрубить голову. Но на их пути, защищая тело мужа от поругания, встала с ружьем в руках Марьяна Горбатко. Один из горцев был убит выстрелом, другого отважная женщина заколола штыком. Враг отпрянул – женщина убивала мужчин-воинов. Но, оправившись через мгновение, горцы изрубили ее шашками. Бой шел около полутора часов, но сломить храбрецов так и не удалось. Опасаясь подхода русских резервов, горцы подожгли заставу, и ушли в горы. Подробности того боя поведали пленные горцы русскому генералу Вишневецкому. Они были поражены стойкостью казаков и подвигом женщины-воина. На месте гибели героев Липкинского поста сохранился памятник, установленный в конце позапрошлого века. Сегодня здесь присягают на верность Отечеству молодые казаки. И вспоминают подвиг красавицы Марьяны…Но казачки славились не только боями в обороне.

Во время польской войны прославилась донская казачка Прасковья Куркина, дослужившаяся в боевых частях до сотника. По преданиям, зафиксированным в дореволюционных источниках, она была молодой вдовушкой из станицы Нагавской. Однажды, в 1792 г., учинила пожар, за что ей полагалось наказание. Переодевшись в мужскую одежду, взяв оружие погибшего мужа, она оседлала лошадь и направилась на польскую войну. Выдала себя за мужчину и вступила в казачий полк Балабина, где вскоре стала ординарцем командира полка. Воевала Прасковья храбро, была произведена в хорунжие, а потом и в сотники. После войны в 1794 г. казачка Балабина в офицерской казачьей форме с заслуженными наградами на груди вернулась в родную станицу, и о ее прежнем прегрешении никто больше не вспоминал, весь Дон признал ее героиней. По легенде казаки даже посылали сотника Куркину в Петербург с ходатайством к Императрице. Неизвестно, попала ли сотник Куркина на прием к Государыне, а вот то, что сам Император Петр Великий в свое время оценил героизм казачек, причем малороссийских – исторический факт. Во время войны со шведами, к которым переметнулся изменник Мазепа, врагами был осажден город Нежин. Казаки Нежинского полка отважно отражали штурмы. Защитников становилось все меньше, и, одев мужскую одежду, на вал вышли нежинские казачки. Об их подвиге стало известно Императору Петру, который наградил жителей Нежина грамотой и разрешил женщинам-казачкам носить отныне казацкие шапки. В историю казачества вошли не только женщины-офицеры, но даже единственная женщина – войсковой атаман. В XVIII в. выходец из ханского калмыцкого рода Петр Тайшин принял крещение со своим улусом. Вскоре князь умер, но его вдова княгиня Тайшина с 2400 подданными в 1739 в году попросила выделить ей землю для оседлого поселения и принять на службу. Подходящее место нашли на Волге, где была построена крепость Ставрополь (ныне Тольятти). Эти калмыки составили Ставропольское Казачье Войско. А княгине были даны полномочия войскового атамана, положено жалованье в 500 руб. Остальным старшинам также было назначено жалованье — по уровню офицеров Войска Донского.

А рядовые казаки несли службу с земельных наделов. К Войску приписали тысячу отставных солдат и 2,5 тыс. крестьян. Солдаты должны были обучить калмыков гарнизонной и сторожевой службе, крестьяне — земледелию. Постепенно они смешивались, главной обязанностью ставропольцев являлась охрана Самарско-Уфимской линии. По призыву царя Войско выставляло один полк на войну. А княгиня Тайшина руководила казаками-ставропольцами до конца жизни. XX век – время великой трагедии русского казачества и великих подвигов русских казаков. Яркий след в его бурной истории оставили и казачки. Так в самом начале минувшего века на всю Россию прогремел конный переход из Владивостока в Петербург, который совершила жена есаула Оренбургского войска Серафима Кудашова, чтобы показать возможности женщины-казачки и казачьей лошади. До нее подобным маршем прошел сибирский сотник, о чем был снят фильм «Серко». Казачку Кудашеву принял во дворце сам Император. Вручая Серафиме орден Святого Иоанна, Государь сказал: «Если бы все наши офицеры были столь выносливы и умели так владеть конем, наша армия была бы непобедима...». При этом Кудашева была отнюдь не единственной сибирской казачкой, в совершенстве владеющей конем и шашкой. Во время русско-японской войны в 1905 году восточные границы России стали тревожить с китайской стороны банды безжалостных разбойников-хунхузов. Они решили воспользоваться тем, что большинство казаков было на фронте. Однако не тут то было. В станицах собрались молодые девушки и заявили: «Конем мы владеем, шашкой и винтовкой — тоже. Защитим границу!». Это были не пустые слова – вскоре женским отрядом была разгромлена крупная банда, нарушившая русские рубежи. Государь Император подписал указ о награждении отличившихся в бою казачек Георгиевскими медалями, а известнейший российский журнал «Нева» поместил фотографию «Девушки-казачки на охране рубежей России». Грянула Великая война, известная сегодня как 1-я мировая. И вновь на фронт устремились не только казаки, но и казачки. Причем, не довольствуясь миссией сестер милосердия, некоторые казачки рвались в боевые части. Уже упоминавшаяся нами Серафима Кудашева явилась в армию на собственной лошади с личным оружием и была зачислена в конную разведку. В казачьей конной разведке воевала и великолепная наездница, и фехтовальщик Мария Исакова.

Дочь уральского войскового старшины Наталья Комарова, отлично освоившая верховую езду, с первых же дней войны буквально бредила сражениями. На деньги, отложенные отцом для приданого, Наталья купила коня и всю казачью амуницию и отправилась на фронт, где уже сражались ее отец и брат Петр. «На вид ей было лет 17-18. Хорошее русское лицо светилось отвагой и добротой, носик был чуть-чуть вздернут, искристые серые глаза смотрели открыто и прямо. Широкие черные шаровары в талии были перехвачены широким кожаным поясом, к которому с одной стороны был прицеплен длинный кинжал в серебряных ножнах, с другой — больших размеров кобура с револьвером. Темно-синий черкесский бешмет, отороченный серебряными галунами, облегал стройную фигуру. За плечами на ремне висел легкий казачий карабин», – описывали очевидцы лихую казачку. Воевала Комарова отменно, выполняя боевую работу наравне со всеми. Штыком и прикладом она орудовала столь же ловко, как и шашкой. Прикрывая со своей сотней атаку пехотного полка, Наталья увидела падающего знаменщика и врага, удиравшего в тыл с русским знаменем. Пришпорив коня, отважная казачка настигла немца и сразила его метким выстрелом. Подхватив знамя, она устремилась вперед, увлекая за собой полк. Вражеская позиция была взята. За этот бой Государь пожаловал казачке Комаровой Георгиевский крест 4-й степени. Вскоре Наталья была ранена. Из госпиталя ее отправили домой, но казачка не могла смириться с положением демобилизованной по ранению. Как только она почувствовала себя достаточно окрепшей, снова вернулась на фронт.

В конной казачьей разведке воевала еще одна казачья героиня – кубанская казачка Елена Чоба, родом из станицы Роговской, награжденная двумя Георгиевскими крестами. Елена с детства любила лошадей - в семь лет без седла, вцепившись в конскую гриву, мчалась с казачатами к реке. Когда она подросла, степенные казаки только диву давались, глядя, с каким удальством побеждает дивчина самых отчаянных хлопцев на станичных скачках, как лихо берет призы на соревнованиях по рубке лозы, ловко снимая ее шашкой, – тем самым клинком, который станичный атаман вручил ей за первую выигранную скачку.

Именно станичные старейшины поддержали прошение Елены об отправке на фронт, после того, как в станицу пришло известие о гибели ее мужа. Поддержал лихую наездницу и начальник Кубанской области генерал-лейтенант Бабыч. О том, как воевала Елена, назвавшаяся на фронте, «казаком Михайло», рассказывал журнал «Кубанский казачий вестник»: «В пылу огня, под несмолкаемый грохот пушек, под беспрерывным дождем пулеметных и ружейных пуль, по свидетельству товарищей, Михайло наш без страха и упрека делал свое дело. Переезжая с фронта на фронт, с тыла на передовые позиции, из армии в армию Михайло смело и бодро смотрел в глаза своему противнику, с которым зачастую приходилось быть на расстоянии штыкового удара. Снежные бури, лютая зима карпатских гор, бесконечные переходы, ночные атаки и постоянные бои будто составляли ее стихию. Елена-Михайло Чоба, показной славы избегая, выделялась своей лихостью. Глядя на молодую, безусую и неустрашимую фигуру своего храброго соратника, неутомимо шли на врагов вперед за Михайлом его товарищи, нисколько не подозревая, что под черкеской казака кроется роговская казачка Елена Чоба». В 1916 году Елена была тяжело ранена и отправлена домой. Однако судьба готовила ей новое испытание. Грянула революция. Большевики справедливо считали одним из главных своих препятствий на пути уничтожения России казачество. В 1918 году Елена Чоба вступила в ряды белой армии. В родной станице ее в последний раз видели в 1920 году на молебне в храме в черкеске с боевыми наградами. Долгие годы считалось, что Елена пала в бою, однако недавно историками была обнаружена фотография театрализованной группы «Кубанские джигиты», сделанная в 30-е годы в США. На ней молодой казак, очень похожий на Елену. Выяснилось, что еще в начале 20-х годов в станицу Роговскую пришла весточка от Елены из Болгарии. Туда она сначала попала в изгнание, а потом оказалась за океаном…

Елена Чоба

Гитлеровское нашествие заставило власти СССР обратиться к обескровленному репрессиями, но не сломленному русскому казачеству. Не за власть коммунистов, а за родную землю, которую опустошал враг, дрались в составе советской армии казачьи корпуса и дивизии. И вновь, как в старину, рядом с бравыми казаками сражались девушки-казачки.

Поныне живет на родной кубанской земле казачка Зинаида Корж, которая в годы Великой Отечественной войны в рядах 4-го Кубанского гвардейского кавалерийского казачьего корпуса прошла от Кубани до Праги. Будучи совсем юной девушкой, она добровольцем отправилась на защиту Родины и защищала ее так, что ее боевым наградам могли позавидовать многие фронтовики-мужчины. И таких бойцов-казачек было множество… Но вернемся в 1774 год. В честь нелегкой победы казачек станицы Наурской возведен памятник, а также установлен День матери-казачки. И хотя само событие случилось в конце июня 1774 года, праздник в честь этой победы женщин над врагом был совмещён с церковным – Введения Пресвятой Богородицы во храм. Отношение к женщине у казаков всегда было особенным. Именно женщина являлась хранительницей семейного очага, традиций. Женщина-казачка ждала мужа домой, воспитывала маленьких казачат, ибо главное предназначение казачки – стать матерью, хранительницей очага. День казачки–матери празднуется ежегодно. С утра казачка надевала лучшее платье. В день должна была сменить 3-4 наряда. После завтрака казачки-соседки собирались человек по десять на улице и поздравляли казачек с их праздником, низко им, кланяясь, благословляя на здоровье и хороший урожай в следующем году. Казачка была не только неутомимой труженицей, но и организатором. Номинально руководил большим семейным коллективом старик-дед, но далеко не все казаки доживали до седин. Дед мог быть уже и недееспособным, инвалидом. И работу по хозяйству организовывали бабки, матери, жёны казаков. Распределяли домашних, кому, чем заниматься, если нужно, нанимали работников и руководили ими. Казачки умели и торговать, чтобы часть продукции обратить в деньги и приобрести необходимое. Подобной инициативы и самостоятельности русские крестьянки не знали. У них-то всегда муж был рядом. Но казачка умела не только это. При нападении врагов она снимала со стены мужнину саблю, ружье и дралась насмерть, защищая детей или давая им возможность убежать. 800 казачек участвовали в обороне Азова в 1641 году.

А сколько в XVI—XVIII вв. встречается упоминаний о нападениях степняков на донские, терские, кубанские, волжские, уральские, сибирские городки? Если мужчины были дома, казачки укрывали детей и скот, выступали «вспомогательной силой», заряжая ружья, помогая ремонтировать укрепления, тушить огонь, перевязывая раненых. А коли главный защитник семьи отсутствует или уже пал – сама казачка становилась защитницей! Рынки Крыма и Тамани были переполнены русскими и украинскими полонянками, но из казачьих городков хищники угоняли только детей и совсем юных девушек. Казачки в плен не сдавались, сражаясь до конца! В казачьей семье женщина испокон веков и по сей день тяжёлым и упорным трудом оберегает все, что составляет основу жизненного уклада казачьей семьи. Казачка посвящает себя дому, детям, воспитывая сынов и дочерей в духе казачьих традиций, прививая любовь к родной земле, чувство собственного достоинства наряду с уважением к старшим, готовностью встать на защиту Родины.

С праздником вас, дорогие матери-казачки! Низкий вам поклон и крепкого здоровья на многие года!

 

 

Список использованной литературы:

  1. День матери-казачки. – Текст: непосредственный // Спасайкин. – 2019. - № 11. – С. 18-19.
  2. Города и люди, Книга очерков о выдающихся кубанцах /Департамент по делам средств масс.инфор. , печати, телерад. И средств массов. коммун. Краснодарского края. – Краснодар: Периодика Кубани, – 2007. – 280 с.: ил. – Текст: непосредственный.
  3. Савельев Е.П., Древняя история казачества / Е.П. Савельев, – Москва: Вече, 2010. – 480 с. – (Тайны земли Русской) – Текст: непосредственный.
  4. Потто В.А. Кавказская война: В 5 т.: Т. 1: С древнейших времен до Ермолова. - Ставрополь: Кавказский край, 1994.-С. 78-81. (Стрижамент: Историческое наследие. Лит.-худож. приложение к газете «Кавказский край», Вып. первый).

 

Составитель: заведующий отделом по работе с детьми Бойко Е.В.

 

1 2 3 4 5 6 7

Вход на сайт




Поиск

Праздники
Информер праздники сегодня
Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Погода
Анапа 
Архив записей
Полезные сайты